Скромный блог для нескромных людей

Привет! Меня зовут Антон.
Я занимаюсь видеопроизводством.
Время от времени пишу песни.
Недавно углубленно начал изучать фотографию.
Делюсь неочевидным наблюдениями, пишу рассказ и ворчу на людей, не смотрящих под ноги в метро. Ругаюсь матом.
Писака из меня спорный, так что тут уж вы сами решайте.

Псевдоюридический стиль

В наши тексты прочно влез псевдоюридический стиль. Мы пользуемся им не специально. Просто как-то так вышло, что мы упустили момент соединения обычной разговорной речи с чем-то, напоминающим официально-деловой стиль общения.

Дошло до того, что письмо, написанное в другой форме, делает это письмо как бы не настоящим, отправленным по ошибке.

Я не филолог — грамотность с культурой речи мне и самому не плохо было бы значительно подтянуть. Так что все мои каля-маля ниже отталкиваются от того, как я лично ощущаю людскую мазню, например, в социальных сетях.

Читать такую писанину стрёмно. Ещё стремнее, когда это пишут люди творческие или никак не связанные профессией и увлечениями с чем-то типа адвокатуры и т. п.

Например:
«Друзья, уже в эту пятницу состоится репетиция нашего коллектива, во время которой будет проходить онлайн трансляция на моем официальном канале…»

А что, ещё есть твой не официальный канал, который ты лично форсишь?
А почему «состоится»? Это какое-то грандиозное событие, которое проводится при поддержке правительства РФ?
Может ты — Кобзон?

Можно же проще. Причём и текст, и лицо:

«Друзья, в эту пятницу мы запилим трансляцию нашей репетиции на моем Youtube-канале. Вот ссылка на него: (ссылка).
Смотрите внимательно — потом зададим вопросы и разыграем пару памятных призов.

Фэнам быть, не фэнам — на концерт к Кобзону.»

Можно заменить слова вроде «запилим» и «фэнам», но читаться будет все равно легче.

Вообще, все эти формы с замашкой на серьезность там, где уместным это можно назвать едва ли, выглядят больше отталкивающе, нежели интересно.

«Хе-хей, потерял и меня? Не ссать, я жив! Завтра разгребу личку в ВК и всем отвечу. Раньше не мог в виду болезни», — вот такие вот «в виду болезни» на каждом шагу.

Я и сам частенько таким формулировочным винегретом грешу. Пора себя от этого отучить.

Ты не будешь Дудь, Дудь будет Юрий!

После того, как Youtube-канал Юрия Дудя срезонировал и его интервью вызвали интерес у огромнейшей аудитории, это, вполне ожидаемо, повлекло за собой то, что люди, ранее молчавшие, начали тоже пытаться запускать каналы в формате интервью. После чего, тоже ожидаемо, пошли сравнения с тем, кто изначально с этим форматом в ютубчике «нашумел, блять».

Я прочитал претензии комментаторов и вот что понял: люди, в основном, предъявляют за то, что всё слизано под чистую. Но у меня тоже есть вопрос к этим комментаторам: «Вы знаете основы композиции? Изучали их? А правила монтажа?

Вот когда изучите, ответьте мне на вопрос: как в рамках интернет-канала с бюджетом на выпуск в 20 000 — 35 000 рублей, без учета переезда и проживания в другом городе, за один-два часа снять на три камеры видео-интервью так, чтобы это было не похоже на то, что делает Юрий Дудь?

Знатоки бля.

Про клиповых режиссёров

Когда меня впервые указали в качестве режиссера клипа, который я снял, смонтировал и покрасил, сидя в съемной квартире в Измайлово, меня чуть не вывернуло наизнанку.

Во—первых, потому, что на тот момент я уже успел побывать и даже поработать за кулисами Первого Канала над Фабрикой Звезд, Золотым Граммофоном, Минутой Славы и другими музыкальными программами. Успел увидеть, как это бывает на самом деле. Что такое играть по-крупному в плане организации съемок. Поэтому мой высер, снятый новенький «Марк 2» со штатива и без света, был сами понимаете каким — никаким.

Во—вторых, потому, что позорно называться режиссёром, когда тебе 25 лет, ты ни хрена ещё не пожил, не смыслишь в режиссуре, потому что не закончил ничего профильного и не прочел ни строчки на эту тему хотя бы в интернете.

Спустя 7 лет я по-прежнему впадаю в сатанинский пляс, видя клипы, начинающиеся с букв на экране «РЕЖИССЁР: ХУЕСОС ПЫЛЕСОСОВ». Благо себя от этой участи избавил, ибо организовываю и монтирую.

Я считаю, что в 90% случаев режиссёр в клипе — это просто способ идентифицировать того вегана с немытой кудрявой головой, чьих приказов «НАЧАЛИ» и «СТОП» должен слушаться и второй режиссёр, и вообще весь народ на съемке.

Режиссура — это когда у тебя в видеоряде есть завязка конфликта, его развитие с кульминацией и развязка. Когда по ходу решения этого конфликта главные персонажи меняются. Ну или не меняются, если это не драма. Режиссура в клипе — это всегда взаимодействие кого-то с конфликтом.

А когда у тебя весь клип с грустным ебалом куда-то бесконечно ковыляет певец, потирая ладошки — это не режиссура. Когда у тебя в клипе потрясающе красивые кадры, которые сняты так, что аж дух захватывает, но информация внутри этих кадров — это всё тот же певец, поющий с загадочным видом — это не режиссура. Следить за тем, чтобы у артиста всегда сохранялось одно выражение лица, не бегали глаза по сторонам и разок на третьем куплете попросить его слегка улыбнуться — это, блять, не режиссура. Это чистого вида визионерия.

При этом хотел бы заметить, что режиссёр почти всегда может быть и визионером, а вот визионер режиссером — крайне редко. Потому что режиссер — это человек, многое повидавший, достаточно поживший и тонко чувствующий мир, говорящий с ним на одном языке. Визионерия в случае режиссера — быстро получаемый технический навык.

Я лично наблюдал, как дебютирующие в кино режиссеры через полгода съемок уже мыслили, как визионеры, работая не только над тем, как и что будет делать в кадре актер, но и над кадром тоже. Никогда это не было плохим навыком для тех, кто уже умеет в настоящую режиссуру.

А визионером может стать любой 18-ти летний мальчуган, который в 13 увлекся основами композиции и к 18-ти стал гениально выстраивать кадры, видя в простом необычное и потрясающее с точки зрения картинки. Но 18-ти летний мальчуган — это пиздюк, рефлексирующий на отказы ссыкухи пойти в кино. Он скорее будет угрожать ей перерезать себе вены, нежели будет думать о том, как срежиссировать что-то. Поэтому, этот воображаемый мной мальчуган может зарабатывать визионерством хоть по 300 000 за проект, но никак не быть режиссером так же быстро, как быстро смог бы любой режиссер стать визионером.

Поэтому все эти клипы, где у бабы вместо вагины мужская усатая голова, или где из одной точки на полу растут 8 ног, образуя ногокруг, вообще не должны начинаться с представления режиссеров. Потому что это, мать вашу, не режиссура. От нее там только название. Ну разумеется, раз есть клип, должен быть и режиссер. Нихуя вам режиссер ничего не должен.

СТОП! СНЯТО! АНТИХАЙП!

Хорошо там, где вас нет.

По осени у многих так или иначе подрывает крышняк: успешные музыканты, поэты и художники дают своей команде абсурдные и взаимоисключающие задачи; девочки, словно специально, начинают искать повод предъявить мальчикам; мальчики любых возрастов впадают в состояние кризиса среднего.

За собой стал замечать, что осень для меня — пора, когда я в постоянном размышлении о том, что надо валить из страны. И причина в том, что у нас власть мракобесит, и не вот эти вот аресты и задержания. Причиной тому люди. Такие же обычные люди, как я. Простые работяги, каждый день спускающиеся в метро, с надеждой на более или менее свободный вагон до центра.

Я впадаю в состояние нулевой терпимости к тому, с чем не помешало бы примириться, коли думаю и дальше проживать в Москве. Это и люди, которые распихивают всех и вся, пытаясь успеть влететь в закрывающиеся двери поезда метро. Это и тупорылые водители, считающие, что они спешат. И ебанутые пешеходы, идущие напролом там, где обстоятельства требуют немного подвинуться. Женщины, принимающие оплату за коммунальные услуги в управляющей компании района — туда же. Студенты, считающие, что мусорить можно, ведь кому-то платят за уборку. И все вместе взятые мы, считающие, что весь этот мир должен только нам.

От всего этого очень хочется съебать куда-нибудь во Вьетнамское гетто, где всем похуй на политику и на то, кто и откуда ты, и просто, блять, ловить рыбу. Стоять в связке с маленькими вьетнамскими рыбаками на берегу, дергать сети и радоваться, что они не социальные. Там хотя бы нет претензий к тем, кто мусорит. Там нет заявки на «европейский уклад». Я был во Вьетнамском гетто, я понимаю, о чем речь.

Ключевым здесь является не само место, а условия проживания. Каждую грёбанную осень хочется свалить от повально требующих эксклюзивного ухода и отношения ублюдочных граждан, которые прямо сейчас орут на официанта за неубранную пепельницу, а через секунду рыгают и пердят, пережевывая стейк.

Хочется взять всех своих тараканов и поехать туда, где нет таких завышенных ожиданий от общества. Потому что я, когда нахожусь здесь, начинаю обостренно верить в воспитанность людей и каждый раз, словно первый, грущу от того, что вера моя — ложная. Да и сам я периодически ковыряюсь в носу там, где не стоит.

Ранее Ctrl + ↓