1 заметка с тегом

История из детства

Детский оздоровительный лагерь «Морской»

В детстве я всегда завидовал рассказам дворовых друзей о том, как они провели время в лагере. Куча захватывающих историй, бесконечное количество новых шуток, приобретённых в результате общения с детьми из разных городов — всё это только заставляло меня больше мечтать о лагере. О том, что однажды я тоже смогу вот так сидеть вечером возле костра во дворе, и рассказывать друзьям собственные истории о лагерных приключениях.

Не помню, просил ли я у мамы хоть раз отправить меня в лагерь, но у ощущение, что нет. Жили мы не сказать, чтобы бедно, но мама тянула меня на пару с бабулей и я как-то смог своим детским умом догнать, что лагерь — дело довольно затратное.

Зато хорошо помню тот день, когда мама подошла и спросила, хочу ли я поехать в лагерь? Мне было 11 лет и до дня рождения оставалась без малого пара недель. Я был самым счастливым ребёнком на свете и, разумеется, согласился. Наконец-то я тоже смогу травить собственные байки из склепа!

В день отъезда мы собрались на площади возле местного ДК — оттуда отправлялся автобус до лагеря. Среди других детей я увидел своего одноклассника — Артёма и нашего общего знакомого, которого тоже зовут Артём. Было здорово понимать, что в первый свой в жизни лагерь я еду с друзьями.

За два с небольшим часа мы доехали от Самары до Тольятти. Там, в лесной зоне города, располагался детский оздоровительный лагерь «Морской». Сейчас вся его масштабная территория заброшена. В лагере около 30 сооружений, включая домики, хозяйственные корпуса, столовую, морскую аллею, подвальные помещения, убежище, футбольное поле.

Фотографии заброшенного детского оздоровительного лагеря «Морской».
Октябрь 2012 года. Снимки взяты с сайта Урбантрип

«Морским» он был назван не просто так. Вся его территория была оформлена в морской тематике, отряды делились на корпуса «ЮГ» и «СЕВЕР», а сам лагерь располагался вблизи Волги и имел пляж.

Заброшенная территория лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

Оздоровительным его назвали тоже не случайно. На «ЮГе» были отряды, полностью состоящие из нуждающихся в оздоровлении. Некоторые даже назывались «карантинными» отрядами. Кто там чем болел, я уже не вспомню, но временами я видел людей, отхаркивающих что-то чёрное. Сам чуть не сблеванул.

Ещё отряды отличались тем, что на «СЕВЕР» распределяли мелких, а на «ЮГе» чалились старшаки и трудноуправляемые дети. Меня отправили на 6-й «СЕВЕР» вместе с Артёмами. Прям в один отряд, абсолютно рандомно. По крайней мере, нам так думалось.

Заброшенная территория лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

В одном корпусе было три комнаты по восемь кроватей: по четыре вдоль каждой стенки. Одна комната вожатого и комната с хоз. материалами (от швабры с ведром до настольных игр — всё хранилось там).

Корпуса были общие (мальчики и девочки). В нашем мальчиков было больше, поэтому две комнаты по краям были для мальчиков и центральная — девчачья.

Расселение по комнатам сперва было демократичным. Кто-то успел с кем-то познакомиться и обязательно хотел тусовать с новым другом в одной комнате. Спустя два-три дня вожатыми проводились корректировки: в одну комнату — мы её называли «нормальной» — отправляли самых буйных, наглых, громких и весёлых, а в другую — лошков, ботаников и ябед. Если кто-то из «нормальной» комнаты косячил, его отправляли в комнату к ябедам. А там всегда удачно было пару свободных коек. Это было типа унизительно.

Помню, как один рыжеволосый парень из нашей, «нормальной», комнаты решил по-приколу докопаться до рыжеволосого ябеды. Он начал со слов: «Слышь, ты, рыжий, иди сюда!». Мы коллективно с этого проорали :)

Примечательно, что «ябеды», кажется, так и не догнали за всю смену (~21 день), что они ябеды. На самом деле, общались все нормально, просто, когда возникала идея вида особо экстремального — например, без спроса толпой свалить в тихий час купаться, или отправить гонца за территорию купить «чего-нибудь» — ябед на такие авантюры никто не звал. Что понятно.

Заброшенная территория лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

Помню, как впервые стал участником того, о чём раньше только слышал в рассказах. МЫ ПОШЛИ МАЗАТЬ ЗУБНОЙ ПАСТОЙ СПЯЩИХ ДЕВЧОНОК!

Бабы, судя по анализу прошлых дней, примерно через полтора часа после отбоя полностью затихали. А в течение следующего получаса можно было услышать глубокий продолжительный сап и похрапывания.

Двери в комнаты всегда оставались слегка приоткрыты, чтобы вожатый за своей ЗАКРЫТОЙ дверью смог хоть что-то расслышать. Нам это было на руку — двери сильно скрипели, а ночные хождения были допустимы, так как выбежать поссать никто не запрещал.

Мы выждали два часа, вооружились своими лучшими тюбиками зубной пасты и пошли партизанить. Выстроившись в ряд, мы распахнули дверь своей комнаты и начали мееедленно, на цыпочках и гуськом, выходить в общий коридор.

Кто шел первым, я не помню, но, как только его перестала прятать открытая дверь, он подпрыгнул с характерным испугу визгом и, еле сдерживая истерический смех, забежал обратно в «нормальную» комнату и лёг в кровать.

Никто не понял, в чём дело, но на всякий случай все повторили за первым — побежали на свои койки и начали хохотать.

Оказалось, что в этот же самый момент девчонки тоже собрались мазать нас зубной пастой. Они тоже выждали два часа и пошли партизанить ровно в тот же миг, что и мы. И те из нас, кто шел первым, столкнулись на пути друг к другу, совсем того не ожидая.

Это вызвало всеобщую истерику, благодаря чему вожатая благополучно вызвала местных охранников. Те, разумеется, пришли в палату, где были мы — буйные, наглые и неугомонные, заставили нас сначала отжиматься бесконечное количество раз, а потом приседать. В следствии чего мы сразу же вырубились.

Заброшенный корпус лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

Одной из историй, которую мы в последствии гордо рассказывали (но не досказывали), была история про баскетбол.

В лагере была неделя спортивных состязаний. Отряды собирали команды под разные виды спорта. Мы с Артёмами были в баскетбольной команде. Играть нужно было, как против ровесников, так и против старших с «ЮГа».

Играли мы достаточно хреново, но остальные играли прям вообще пиздец. Поэтому мы легко дошли до финала, где должны были столкнуться в схватке толи с четвёртым, толи с восьмым ЮГом.

А парни из этого ЮГа мало того, что были старше и крупнее нас, так за ними еще и закрепилась слава самых сильных игроков в баскет. В общем, мы их взгрели с полпинка.

Ну как взгрели... Они не пришли на игру и им поставили «баранку», что означало нашу победу в соревнованиях.

Детали этой победы мы с ребятами не раскрывали, но гордо рассказывали историю о том, как выиграли в баскет, ловко обойдя даже старшаков.

Заброшенная территория лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

19 августа в лагере проходило мероприятие, посвященное всем детям, у которых в августе день рождения. На главной сцене именинников как бы брали в заложники, а ребята-одноотрядники должны были их «спасать». Спасением мог быть талантливо рассказанный стих, интересный танец или любой другой вид творчества. Меня спасали брейк-дансом под песни группы СТДК «Лето» и тогдашние хиты Prodigy.

Надо признать, что этот оздоровительный лагерь сделал из меня больного человека. Именно там я впервые услышал такую музыку. Всё это в последствии привело к тому, что я начал сочинять русский реп, из-за чего переехал в Москву, освоил видеомонтаж и продюсирование съемок.

В общем, тех (всех), кто был успешно спасён, награждали двумя брюхатыми мешками со сладостями. Меня наградили тоже, чему я был несказанно рад. Не дожидаясь завершения мероприятия, я свалил в наш корпус и принялся поедать подарки.

Тогда у меня и мысли не возникло, что ими надо с кем-то поделиться, ведь это были мои подарки на день рождения. МОИ, СУКА, ПОДАРКИ! Но парни меня обвинили в том, что я всё зажал и сказали, что моё место в комнате ябед. Мне было очень обидно.

Всё изменилось, когда выяснилось, что день рождения у меня СЕГОДНЯ. У всех был день рождения когда-то там в августе, а у меня прямо вот сейчас днюха. И я искренне считал, что в свой день рождения имею законное право сожрать все грёбаные сладости, которые мне вручили. И СЪЕЛ! В общем, недопонимание стало допониманием, и мы вновь сбегали в тихий час через окно купаться в Волге.

Заброшенная территория лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

Кстати, больным человеком детский оздоровительный лагерь «Морской» меня сделал и еще потому, что за три дня до конца заезда я заболел краснухой. Меня на пару недель положили в инфекционку, где давали еду, просовывая тарелку в маленькое окошко, и кололи в жопу больные уколы посреди ночи. Иногда я просыпался от того, что мне в очко впивается здоровенная игла и бессердечный голос медсестры просит меня успокоиться и немного потерпеть. Вот же пизда малодушная!

Заброшенная территория лагеря «Морской». Октябрь 2012 года. Фото с сайта Урбантрип

Короче весело там было. Всего уже и не упомнить, но за этот единственный раз я благодарен маме. Моё детство было бы менее весёлым, если бы не те 18 дней в лагере.

22 января   Воспоминания   История   История из детства