1 заметка с тегом

Ксенофобия

Разговор на разных языках

Феминизм и борьба с ксенофобией в европе и штатах достигли такого уровня, что уже совсем не смешно. Она частично начинает затрагивать и нас: высасывание поводов из пальца, ор по причине и без на каждом шагу. Всех все ущемляют, никому жить спокойно не дают. В каждом фильме стараются вставить темнокожих парней и детально показать, как они трахают друг друга в жопу, вместо того, чтобы этой самой жопой срать.

Женщины на церемониях громко заявляют, как горды, что им удалось свергнуть мерзких продюсеров с трона и прекратить бесчинства, домогательства и прочий разврат. Но заявляют это не через призму того, что так и правда быть не должно, а через призму «Мы — женщины, наконец, достигли успеха в борьбе за собственное влияние. Мы подмяли этих ублюдков под себя. Теперь мы сильны, влиятельны и властны».

Недавно в твиттере читал, как русский парень в общественном транспорте Германии решил уступить место женщине, а она в ответ на него наорала и обвинила в сексизме, сказав, что ей не нужна его помощь, что она в состоянии позаботиться о себе сама.

Люди всерьез обсуждают безобидную панибратскую переписку двух подруг-дизайнеров. Портал The Flow пишет, цитирую: «Ульяна Сергеенко, находясь на Неделе высокой моды в Париже, отправила своей подруге Мирославе Думе (издатель, создатель сайта Buro 247) открытку. Подписав ее строчкой из песни Kanye West и Jay-Z — „To my niggas in Paris“. Та выложила фото открытки в свой инстаграм с полутора миллионом подписчиков.»

Фотография взята из новости про дизайнеров на портале The-Flow.ru

И понеслась: фотография разлетелась по сети. Это обмусолили все, кому не лень, в том числе и топовые fashion—издания. Мирославу Думу тут же исключили из совета директоров англоязычного издания о мамах и детях The Tot, заявив, что «глубоко потрясены оскорбительной и расистской открыткой».

Ошибка подруг-дизайнерш в том, что, работая в такой капризной среде, где лояльно относились к однополым связям ещё до того, как аналогичные браки начали узаконивать, они не предусмотрели возможный исход событий перед тем, как обнародовать подобное.

Очень понятно, почему такое раздули и превратили в катастрофу вселенских масштабов. Сейчас даже сплюнуть невкусную еду возле афроамериканца или лесбиянки нельзя. Расценят это как намёк на неуважение, обвинят в расизме, выебут в жопу и сожгут нахуй.

Но вот понять, почему у представителей разных расс и сообществ отсутствует аналитика, вообще не возможно. Ведь легко же считывается, когда что-то является безобидным. И эта история с дизайнерами, как мне кажется, именно такая — безобидная. Я даже не исключаю, что добрая половина тех, кто хуесосит этих дам, в таком же духе общается со своими близкими там, за кулисами.

Играя в игру про равноправие и борьбу с ксенофобией, мы с вами сильно заигрались. Между настоящей ненавистью и шуткой должна быть какая-то очевидная грань. Шутки не обязаны нравиться всем. А львиная доля всех хороших шуток почти всегда способна задеть кого-то. Вопрос в том, если ты этот самый кто-то, способен ли ты посмеяться над собой?

Подобная херня заставила меня снова вспомнить метафору, которой я описываю свою позицию, касаемо, в первую очередь, вселенских криков об ущемлении представителей ЛГБТ-сообществ.

Когда ты едешь путешествовать в другую страну, тебе рекомендуется немного подучить общие фразы родного языка местных жителей, чтобы спокойно найти сортир или троллейбус в незнакомых условиях. Эти рекомендации прописаны в любом гиде, в любых тревел-блогах рекомендуют поступать именно так: либо заучиваешь популярные фразы и слова, либо стараешься говорить на общепринятом международном языке, либо заткнись и не ной.

Ты не можешь приехать в чужую страну и требовать её жителей разговаривать на своём языке. Это неуважительно. Даже знание, к примеру, английского, не обязывает человека в собственной стране говорить на этом языке, если он не родной.

Так вот, общепринятый международный язык жестов — это когда ты лёгким движением хуя проникаешь в женщину и потом получается оргазм, и, при желании, дети. Для абсолютного большинства этот язык жестов — родной. Так с какого лешего меня заставляют перестать говорить на родном языке?

Я не буду ругать тебя, если ты не хочешь говорить на моём языке, но не надо вменять мне неуважение, если я не хочу говорить на твоём.

Мне не жалко, когда какие-то слова из твоего языка приживаются в лексиконе моего народа. Но и ты, требуя к себе уважения, не обижайся и относись с уважением, когда я этот лексикон использую. Тем более абсолютно безобидно.

В завершении хочется вспомнить картинку, описывающую всю суть западной толерантности.

Примерный перевод: «Все заслуживают одинакового отношения, неважно черный ты, желтый, коричневый или нормальный»