2 заметки с тегом

Метро

Задело не за дело

Мой дедушка обладал некоторыми свойствами, которые все его друзья выделяли в нём уже при жизни. А когда дедушки не стало, то эти же качества стали предметом усиленного восхищения.

Первым качеством являлся тот факт, что он всегда помнил дни рождения каждого, с кем он поддерживал связь. Даже если он общался с человеком раз в году по телефону, то скорее всего, он звонил поздравить с днем рождения.

Секрет успеха был прост — у него был отдельный блокнотик со всеми датами. Разумеется, он регулярно пополнялся. Дедушка выработал привычку каждый день заглядывать в этот блокнот, дабы не пропустить день рождения важных ему людей.

Второе — это гитара. Если дедушка в здании, то быть музыке. Дедушка любил веселить людей и любил играть на гитаре. Разумеется, он любил, когда люди наслаждались его игрой. Когда кто-то интересовался, хочет ли кто-то сыграть и попеть, сомнений не было — играть будет мой дедушка, а петь будут все.

Третьим отличительным качеством деда было то, что каждое его действие, каждый поступок, который он совершал, делались только тогда, когда дедушка был уверен, что это никак не помешает другим.

Если он в гостях шел в туалет и видел, как кто-то тоже идет в туалет — дедушка пропускал. Если он чувствовал, что шаг вперед заставит кого-то на секунду остановиться, он этот шаг не делал, пока другой не закончит свои дела.

Мне всегда было грустно на это смотреть. Я считал, что дедушка слишком гиперболизировал свою привычку никому не мешать и ходить вдоль стеночки по струнке. Что, желая не мешать другим, он мешает себе. И отчасти так и было — порой дед слишком уж перебарщивал в своей скромности и учтивости.

Когда он приезжал в гости, то уж где-где, а у своей родной дочери с внуком он явно не должен был так трястись за наш комфорт. Мама говорит, что корни такого поведения идут далеко из детства, в котором дедушка чувствовал себя лишним там, где он воспитывался и рос. И я маме верю, отчего мне становится грустно.

Однако, в процессе взросления я стал замечать, что сам стараюсь поступить похоже. Разница только в том, что я не чувствую себя лишним и не веду себя «ущемлённо» повсеместно. Дедушкины манеры передались мне иначе.

Например, когда я оказываюсь в толпе людей, там, где неизбежны те или иные столкновения, я делаю все для того, чтобы никого не задеть и при этом не быть задетым самому.

В метро, стоя в пробке на эскалатор, я не приближаюсь к впереди стоящим ближе, чем на расстояние вытянутого локтя. И всегда слежу за тем, чтобы люди вокруг меня не приближались на такое же расстояние ко мне. Чаще всего мне это удается.

Когда я захожу в вагон метро, то снимаю рюкзак, чтобы не мешать людям перемещаться по вагону и не злиться от того, что они вечно задевают рюкзак. Для меня это как-то само собой разумеющееся — делать всё для того, чтобы было комфортно мне и при этом так, чтобы я не мешал окружающим.

Но это качество играет со мной злую шутку. Потому что я подсознательно жду такого же от людей. Жду и это сводит меня с ума. Потому что иногда мне кажется, что люди, попадая в метро или в любое другое место в час-пик, словно включают режим охотничьего зрения.

Ну, то есть, когда у тебя врубается тоннельное зрение и ты видишь только самую важную цель — свою добычу. И добыча эта — двери вагона метро или свободное место. При этом на пути к своей цели у горе-охотников отключается аналитика. Это приводит к тому, что некоторых из них зажимает в дверях, а некоторым дают по ебалу.

В общем, у этой истории нет какой-то крутой концовки. Но согласитесь, было бы здорово думать не только о личном комфорте, но и учитывать комфорт тех, кто нас окружает. Потому что кричать, что все люди долбоёбы и, что по этой причине пора валить из страны — много ума не надо. А вот немного последить за собой почему-то вызывает у людей эгоистичную лень.

Смотри, куда смотришь!

Если посмотреть в окно вагона метро, когда проезжаешь путь от Технопарка до Автозаводской, можно увидеть серый спальный район индустриального города с одной стороны и очень красивый вид того же города с другой.

В первом случае смотреть в окно не интересно, это навевает тоску, вызывает призраков ворчания и спинопихания, вводит в состояние фуги. Во втором же случае, особенно в солнечные дни, вид индустриальной Москвы словно призывает тебя дышать полной грудью, радоваться началу дня и стимулирует что-нибудь замутить.

Вот два товарища в вагоне метро сидят друг напротив друга. Гул, отражающийся от стен тоннеля переходит в приятное затишье, вагон поезда заливает солнечными лучами. Мы оказываемся на поверхности, значит следующая станция — Автозаводская.

Между товарищами происходит короткий диалог:
— Терпеть не могу, когда поезд на поверхность выезжает!
— Просто ты не в ту сторону смотришь.

Какой крутой ответ, не правда ли? Отличное отношение к окружающему миру )